Интервью Мэтью МакКонахи

Мэтью Макконахи

Мэттью МакКонахи о фильме «Линкольн для адвоката»: о съемках, о своем отношению к закону, об отцовстве и семье.

Актер играет адвоката Микки Халлера в новом фильме, в котором мы увидим также Райана Филлиппа и Марису Томей, кино вышло на экраны 18 марта. Мы узнали о причине, по которой Мэттью решил оставить свои мечты о юридической практике, как они с Райаном снимали свою первую сцену вместе и насколько ему полюбился автомобиль.

О том, почему он не захотел встретиться с Райаном перед съёмкой: «Вы знаете, что Мариса Томей играет мою бывшую жену? Так вот, с ней мы долго обсуждали роль, потому что у наших героев должна быть за плечами некая история, общее прошлое. Райан - он клиент, а я его адвокат. Мы впервые встретились друг с другом в этой истории. Я не хотел, чтобы это получилось наигранно и фальшиво. Я не хотел делиться с ним своими планами. И я не хотел знать что-нибудь о нём. Всё должно было быть по-настоящему. Я чувствовал себя комфортно, без конца повторяя себе: «Настанет день, когда мы сделаем нашу работу... Я должен отыграть так, чтобы был виден характер». Так было всё время, пока не закончились съёмки. Мы с Райаном тогда посмотрели друг на друга и сказали: «Хорошая работа, парень. Эй, как нам это удалось?».

На вопрос, есть ли у него водитель, как у его героя, Мэттью ответил: «Я предпочитаю водить сам в реальной жизни. За рулём моё любимое место. Мой собственный автомобиль это мобильный офис. Я люблю, сидя в автокресле, слушать музыку, регулировать температуру в салоне, смотреть в зеркало заднего вида, в боковое зеркало. Когда я жил в моём трейлере и ездил по территории Соединенных Штатов, то часто представлял, что кто-то бы сказал мне: «Хорошо, что сегодня четверг. Я могу прийти в субботу утром, чтобы поболтать с Вами». А я бы посмотрел на карту и сказал: «Ну, я направляюсь на Восток. Я буду в Тусоне к утру субботы. Почему бы Вам не долететь до Тусона самолётом, там я Вас подберу и мы вместе продолжим путь на Восток. Мы проведём день вместе, и Вы улетите обратно из Эль-Пасо. Я легко подброшу Вас туда». Согласитесь, неплохой сценарий».

О том, как дети влияют на вождение и вообще на машину: «Дети всё ставят с ног на голову. Детям глубоко плевать, сколько стоит машина, не так ли? Вы когда-нибудь пытались быстро усадить детей в кресла и пристегнуть? У меня с первого раза никогда не получалось. И они решительно не понимают, что такое чистота в машине. Постоянно выгребаю гору всякого хлама из-под сидений. Теперь всё смешалось, и я порой не знаю, у детей ли искать что-нибудь, что мне нужно, или это спрятано где-то в моей машине. Иногда я начинаю метаться: «Ой, я забыл кое-что», иду искать и вспоминаю: «Нет, это где-то здесь». Так может продолжаться до получаса».

О том, почему он решил не становиться адвокатом: «Это был мой план, когда я собирался в колледж. Ну, я встал однажды утром и понял, что чтобы сделать то, что я задумал, нужно ещё два года школы и ещё четыре года колледжа - «Мне будет 28 лет, когда я выучусь, чтобы начать карьеру?». Я подумал: «Ни в коем случае, чувак. А как насчёт моих нынешних двадцати лет? Я знаю некоторые вещи, которые я хотел бы высказать сейчас, и попытаться реализовать». Так что я действительно изменил мой жизненный курс и пошёл изучать производство фильмов, я смотрел на мир по ту сторону камеры, и вы знаете, разница в восприятии колоссальная. Я встретил Ричарда Линклейтера и получил свою первую роль в кино, вернулся в школу, окончил её, получил свою степень, приехал сюда и начал работать».

О том, как готовился к роли: «Я увидел, что эти ребята настоящие воротилы. У них всегда звонит телефон, кто-то ломится в дверь, они проворачивают нехилые махинации и виртуозно подделывают документы, а потом они говорят: «Да, я сделаю это для Вас, если Вы сделаете кое-что для меня». Когда же я пошёл изучать в федеральные суды, они показались мне скопищем трудяг-исполнителей. Некоторые из них хорошие, некоторые из них не так хороши в деле. Вы видите, какое имеет значение то, каков судья! Есть судьи, которые не терпят историй, которые плетут адвокаты. Они прерывают их и уходят, чтобы принять решение в одиночку. Как вести себя? Как не дать себя заткнуть? Другие судьи слушают адвокатские россказни в течение многих часов и дней. Такие адвокаты живут далеко не в центре Лос-Анджелеса, они не носят костюмы от кутюр. Они всецело за клиента, они хорошо представляют дело, и они скользкие, но умные. Вокруг них всегда водоворот махинаций и сделок».

О подходе его персонажа к закону: «Этот парень до сих пор реально помогает людям. Все люди, которые он представляет, это своего рода аутсайдеры в обществе, которые не могут защитить себя. Но он не наивный простак. У него есть своё мнение, он знает, почему нужно защищать слабых, но он в значительной степени прагматик и понимает, как работает система. И понимает, что ты должен знать, как работает система, чтобы заставить её работать на себя. Так он огибает свои собственные правила, он играет по обе стороны закона. Это не совсем морально или аморально, вопрос в подходе к этому. Я бы сказал, что он более аморальный, и он заставляет мир вертеться под собой».

О перспективах на будущее: «У меня есть «Берни». Я сделал этот проект с Ричардом Линклейтером. И у меня есть «Убийца Джо» из бродвейского спектакля. Пока хватит».

О судьбе картины «Линкольн для адвоката»: «Две вещи, которые сделали её запоминающейся. Вообще стоит сказать «три вещи», но две из них важнее. Одна из них - это хороший фильм. Я думаю, мы сделали хороший фильм. Вторая, он сделал хорошие кассовые сборы. Есть расхожая шутка о том, что у финансистов есть в голове некая сумма, выверенная до цента — если фильм её собирает, они говорят: «Ребята, завтра приступаем к съёмкам продолжения». Это просто факт. Ну а третье это хороший сценарий. А он у нас и правда хорош».

Фото: WireImage