И жила она долго и счастлива: Энн Хэтэуэй

Энн Хэтэуэй

Давным-давно, а точнее в 1996 году Энн Хэттуэй отпраздновала свое четырнадцатилетние, играя на сцене театра «Paper Mill Playhouse» в ее родном городе Миллбурне, где она участвовала в постановке «Джиджи».  Основой спектакля стал музыкальный фильм 1958 года, в котором блистала Лесли Кэрон в роли маленькой девочки, внезапно ставшей взрослой. Но, Хэтэуэй играла не главную героиню, она была всего лишь одной из девочек хора. И в сцене, где Джиджи, уже превратившаяся в женщину, снималась для журнала «Maxim», Энн должна была сидеть спиной к аудитории, почти полностью скрытая декорациями.

И вдруг одним июньским деньком Хэтэуэй понимает, что она находиться в холе настоящей резиденции «Maxim», где собирается сниматься для обложки «Vogue». Следуя примеру Кэрон и Одри Хепберн, Хэтэуэй провела пару дней в Париже, гуляя по его улочкам в потрясающих нарядах и сверкающих бриллиантах. А сейчас, находясь в редакции «Maxim», она стоит прямо перед камерой в украшенном изысканной вышивкой топе «Miu Miu», а ее волосы убраны в элегантный французский пучок. И, когда Энн начинает шутить («Я похожа на смесь Холи Голитли и Мардж Симпсон»), фотограф Марио Тестино говорит: «Энн, меньше болтовни и больше красоты». Следуя его совету, Хэтэуэй устремляет немного меланхоличный взгляд к горизонту, и Марио очень доволен своей моделью: «Вот так, очень хорошо. Милая, ты бесподобна».

«Я выглядела очень гламурной», - позже сказала актриса, - «И дело даже не в дорогой одежде и украшениях, скорее всего в ощущении, что изысканность и шик становятся частью меня, это похоже на мечту». Итак, после фотосессии мы отправляемся на вокзал «Gare du Nord», где Энн просто необходимо попасть в Лондон, где она должна сниматься в новой романтической комедии «Однажды» режиссера Лоуна Шерфига. Но перед отбытием Хэтэуэй решает заскочить в «Hermès», что на улице « Rue du Faubourg St.-Honoré». «Я никогда не видела сумочек «Kelly» или «Birkin» в живую», - смеется Энн, - В моем возрасте уже пора бы убедиться в их существовании». Она прогуливается по магазину в бесподобных кожаных балетках «Sonia Rykiel», летящей юбочке «Zara» и футболке без рукавов от «Lanvin», а пораженные ассистенты таращатся на нее во все глаза и шепчут друг другу: «C’est Anne ’Atta-way!» («Это же Энн Хэтэуэй!»). Эту сцена напомнила нам «Дневники принцессы», романтическую сказку 2001-го года, которая, как по волшебству, открыла перед Хэтэуэй двери мира под названием Голливуд. Так Энн вошла в высшее звездное общество.

Если бы это все-таки были «Дневники принцессы», продавец, которого наверняка бы играл Гектор Элионзо, стал бы свидетелем того, как за актрисой бы внесли горы коробок различных цветов и размеров. Затем бы от хозяев магазина ей была бы подарена классическая кожаная сумочка «Kelly», чьи строгие, но изысканные линии, прославили в 1950-м году этот бренд. И, конечно же, Энн Хэтэуэй не смогла бы удержаться от «охов» и «ахов». Далее очередь дошла бы до сумочки «Birkin», вещи невероятного качества (и цены, от которой может остановиться сердце). Тут уж у Энн совсем перехватывает дыхание. «Я просто в раю», - шепнула бы нам актриса.

Если мы давно определились со своим стилем в одежде, то Хэтэуэй до сих пор находится в поиске, сочетая в своем гардеробе молодежные вещички с классикой. В списки ее любимых брендов «Phillip Lim», «Rag & Bone», « If Six Was Nine to Céline» и, конечно же , «Isabel Marant». (Актриса по сей день сходит с ума по джинсовым вещам в стиле ретро из коллекций «Freddies of Pinewood», которые Энн описывает, как «мои волшебные джинсы, в которых я чувствую себя как Мэрлин Монро в минуты отдыха»). С сумками в каждой руке Хэтэуэй изучает себя в зеркале, вертясь из стороны в сторону. «Мне кажется, что «Birkin» подходит мне чуточку больше», - наконец-то определяется звезда, - «Она такая же роскошная как и от «Kelly», наверное, я уже доросла до таких вещей».
«Но вы все-таки еще так молоды», - отвечает ей продавец.
«Да, конечно», - улыбается Энн. Но в итоге актриса решает, что примет решение как-нибудь в другой раз. «Я долгое время училась грамотно составлять гардероб, и отучалась покупать все, что попадается мне на глаза», - объясняет она продавцу, - «Так что не стоит вмешиваться в этот процесс».

В свои 27 лет (в этом месяце Энн исполнится 28-мь) Хэттуэй очень тщательно подбирает себе роли, следя, чтобы они действительно ей подходили. Для актрисы, построившей свою карьеру на своей лучезарности и жизнелюбии, переход на более серьезные роли был большим достижением.

Энн Хэтэуэй

Но ей пришлось изрядно потрудиться ради этого. После долгих лет, которые актриса провела, играя современных Золушек (с редкими исключениями вроде роли в «Горбатой горе»), она вырвалась из замкнутого круга, сыграв в 2008 году в картине «Рейчел выходит замуж». Этот фильм, режиссером которого стала бывшая наркоманка Джонатан Дэмми, не только принес Энн Хэтэуэй номинацию на «Оскар», но и полностью изменил ее. «Закончив работу над фильмом, я стала яснее понимать, кем хочу быть, и чего добиться в качестве актрисы».

Затем она снялась в парочке приторных романтических комедий, триллере и блокбастере Тима Бертона. Конечно мы не того ожидали от актрисы, на которую снизошло озарение после фильма Дэмми, но этого оказалось достаточно, чтобы включить ее в список «Forbes», как одну из самых успешных актрис.

Играя подвижную и жизнерадостную сестру невесты в «Рейчел», Энн почувствовала, что значит «работать вне каких-либо рамок». Так она сказала мне во время нашего путешествия в Лондон на поезде, на который мы сели сразу после легкого пикника, состоящего из хлеба, сыра и шампанского. Сейчас же актриса вернулась в свою колею, сыграв в фильме «Любовь и другие лекарства» вместе с Джейком Джилленхолом. Она снялась в роли смертельно больной девушки, которая хочет быть любимой, но построила неразрушимую стену вокруг своего сердца.

Действие фильма будет происходить в девяностые и основываться на мемуарах Джейми Рейди «Твердая раковина: Эволюция продавца «виагры». Кроме того сюжет картины будет представлять собой смесь социальной сатиры, романтической комедии и мелодрамы. Джейми и Мэгги (Джилленхол и Хэтэуэй) встречаются в кабинете врача, во время которого Джейми проводит Мэгги осмотр и ощупывает ее грудь. В итоге, когда она узнает, что он всего лишь представитель компании, продающей лекарства, он получает по голове ее сумкой. Потом Джейми узнает, что Мэгги страдает болезнью Паркинсона. Следующее, что вам нужно знать это то, что они уже лежат обнаженные на полу. «Я хочу, чтобы сценарий нравился мне меньше, но он чертовски мне нравится, и меня это немного пугает», - говорит Хэттуэй - «Что если он превратиться в мелодраму? Что если зрители не полюбят наших слегка вызывающих героев? Слишком много нюансов, заставляющих меня задуматься».

Если фильм не что иное, как смесь различных жанров, то его может собрать воедино лишь старомодный шик и «химию» между его ведущими звездами. Вновь встретившись после работы над «Горбатой горой», актеры продолжили развивать свои отношения, которые Джейк Джилленхол назвал «интимность и доверие между мной и Энни». Им было с чего все начинать, у них есть общая долгая история совместной роботы и дружбы.

Хэтэуэй утверждает, что просто «влюбилась» в свою героиню, чья свободная натура, столкнувшись с неизлечимой болезнью, вынуждена эмоционально замкнуться. «Я отчетливо слышала ее голос в моей голове, и когда он начинал звучать, я не могла его просто взять и выключить», - говорит актриса, - «Она похожа на любую знакомую вам девушку». Но признаемся, что самая выдающаяся черта Энн – это то, что она сама похожа на девушку из соседнего подъезда. Благодаря своей сияющей улыбке, густым роскошным волосам, и огромным глазам, как у олененка Бемби она способна располагать к себе людей, но она всегда была чем-то большим, чем просто «младшей сестренкой друга». Она выросла в шикарную кино-диву, которой нет на экране равных. Как сказал режиссер «Однажды», Лоун Шерфиг, «в ней сочетаются черты Элизабет Тейлор и Джуди Гарланд, но в тоже время она стала иконой большого кино не столько благодаря своей красоте и богоподобности, а благодаря своей теплоте, гуманности и вниманию к окружающим. Она не хичхоковская блондинка, а реальный человек».

И вот у этого «реального человека» в фильме «Любовь и прочие лекарства» полно весьма откровенных постельных сцен. Хэтэуэй искренне переживает за реакцию поклонников. «Наш фильм может пощекотать им нервы», - говорит актриса, приподнимая бровь. «Ой, надеюсь, что аудитория нормально все воспримет». В конце концов, Энн считает, что обнажение тел позволяет лучше понять персонажей. «Снимая одежду, люди перестают думать о своих проблемах, есть только они и больше никого. Но в тоже время, они не могут освобождаться эмоционально, боясь, что их ранят или обидят», - объясняет Энн в своем интервью концепцию фильма.

И именно так называемое «эмоциональное обнажение» показалось актрисе наиболее сложным. «Я чувствовала себя не в своей тарелке с начала до самого конца», - утверждает Энни, - « Я плакала почти каждый день. И мне пришлось очень сильно похудеть, хотя меня устраивал мой вес. Я чувствовала себя разбитой».

События фильма близки Энн. «Посмотрите только, что твориться с моей личной жизнью» , - вздыхает Хэтэуэй, видимо имея в виду свой разрыв с итальянцем, Рафаэлло Фоллиери, который жестоко обманул ее. «Господи, я ненавижу вспоминать о нашем расставании, потому что мне не хочется, чтобы тяжелые мысли о нем как-то влияли на меня. Но я понимаю, что не смогу этого избежать, так как я доверяла ему, и моя вера была предана. (Насколько мы знаем, украшения, подаренные Фоллиери, из-за которых у актрисы были проблемы с ФБР прошлой весной, были распроданы на аукционе). «Мне кажется, что, снимая фильм о том, как люди учатся доверять друг другу, нужно самому уметь доверять. Для меня это был настоящий вызов».

Но, в конце концов, Хэтэуэй пережила столь нелегкий период, который был полон боли и разочарований, и в итоге ее глаза снова засияли. «В жизни каждой женщины есть такой момент, когда она решает перестать страдать и продолжить свой путь», - делиться своими мыслями режиссер Эдвард Цвик, - «И у меня складывается впечатление, что что-то подобное произошло прямо на моих глазах с Энн. Она на пике своих сил, сексуальности, у нее есть талант, амбиции, и многие аспекты ее личной жизни находят отражение в ее работе».

Надеемся, что Хэтэуэй научилась бороться с трудностями в жизни, но если вы видели зажигательный ее зажигательный танец с Хью Джекманом на церемонии вручения «Оскар» в 2009-м году, вы понимаете, что она была просто рождена для музыкальных комедий. Энн росла в семье, где главным кредо были слова ее отца Геральда: «Выступление на сцене посредственного театра лучше, чем ночь триумфа на телевидении». Ее мама была актрисой, работающей с компанией «Les Misérables»,но она так и не попала на Бродвей. После своего дебюта в школьных постановках пьес «Meet Me in St. Louis» и «Oliver!» , Хэтэуэй была номинирована на награду «Paper Mill Playhouse» как лучшая начинающая актриса за роль своей первой принцессы в «Once Upon a Mattress». И как Джилленхол шутливо заметил: «Наверное, в старшей школе, Хэтэуэй была одной из тех девушек, которые, расталкивая локтями соперниц, бегут посмотреть на списки прошедших прослушивание». Джейк видит в Хэтэуэй звезду школьного хора Рейчел (Лиа Митчелл) из популярного сериала «Хор» (в русском варианте «Лузеры»). Но, по словам самой Энни, в юные годы она была немного «близорука» в отношении своих талантов. «Я многого боялась, поэтому многого себе и не позволяла», - поясняет Хэттуэй, - «Такое отношение к жизни очень мне мешало».

Став звездой кинематографа, Энн пришлось отказаться от карьеры бродвейской актрисы, что было бы весьма прибыльным делом. Но все-таки иногда Хэтэуэй возвращается на театральную сцену. В 2002 году она блистала в постановке «Carnival», «Encores!» в роли Лили, еще одной девушки с огромными глазами, которую когда-то играла звездная Лесли Карон. А прошлым летом Энн Хэтэуэй ждал настоящий триумф в шекспировской пьесе «Двенадцатая ночь», которая шла на подмостках знаменитого театра «Public Theater». Она исполняла роль Виолы, девушки, потерпевшей кораблекрушение и притворяющейся мужчиной. Энн не только сумела вызубрить сложную поэму наизусть, но и смогла стать частью театральной труппы, не выглядя при этом случайно забредшей незнакомкой. «Мне было страшно, я выматывалась, и в тоже время я была в восхищении! Я провела великолепные летние каникулы», - говорит сама Хэтэуэй, которая лично спела несколько сонетов Шекспира.

Кстати говоря, Хэтэуэй никогда не нужен был особый повод, чтобы запеть. В течение тех нескольких дней, которые мне довелось провести с Энн, она пела везде и всюду: на фотосъемке, в поезде, в баре и когда мы гуляли по Леисистер Сквер. Ее репертуар включает множество песенок, таких как «Moon River», «Get Happy», «I Enjoy Being a Girl», «Proud Mary» и мелодию из «Джефферсонов». Так что, вполне естественно, что мы решили отправиться в театр «Theatre Royal Haymarket», чтобы вместе посмотреть спектакль «Sweet Charity». Впервые эту пьесу поставил театр «Menier Chocolate Factory» в 1966 году, и она тут же стала театральным хитом сезона. Кроме «Sweet Charity» на Бродвее продолжают с огромным успехом идти другие спектакли, впервые поставленные «Menier», и я не смог не удержаться и не представить Хэтэуэй в роли Чарити (что было бы для нее вполне естественным) на нью-йоркской сцене. Но этим вечером она больше похожа на Энни Холл: узкие брюки от «Helmut», майка «Elizabeth and James» под белой блузкой «Vivienne Westwood», волосы непослушной волной выбиваются из-под соломенной шляпки, которую актриса надела, чтобы никто ее не узнал. С одной стороны такое «укрытие» помогает ей скрыться от любопытных взглядов, и мы беспрепятственно проникаем в зал во время прелюдии, но ее внезапно замечает стайка девочек-подростков. «У моей шляпки есть лишь одна слабая сторона», - смеется Хэтэуэй, - «Дети и пожилые люди так и норовят заглянуть под ее полы и рассмотреть мое лицо».

После спектакля мы согласились друг с другом, что он прошел блестяще и многие песни, включая «Big Spender» звучали лучше, чем обычно, но история о неудачливой молодой танцовщице, влюбившейся в плохого парня (в этот раз играла Тамзин Оусвейт), смотрится немного старомодной. Во время нашего с ней обеда в японском ресторанчике на улице Шикли, я решил дерзнуть и спросил ее, были ли в ее жизни подобные «неудачи», имея в виду, конечно же, мужчин. Она поднесла указательный палец к подбородку, подняла взгляд к потолку, обдумывая мои слова. «Ух…вы хотите честный ответ?», - наконец сказала Энн и рассмеялась. Но уже через мгновение она была абсолютно серьезной: «Я всегда верила в то, что в каждом человеке есть хорошее. И я по сей день верю в то, что люди хорошие. Единственное во что я потеряла веру, так это в то, что люди могут строить правильные отношения с лучшей частью своей личности». Так чему она научилась? «Быть более осторожной. Мне хватает минуты, чтобы снять всю защиту и полностью распахнуть душу. Я очень открытая девушка и очень доверчивая, что помогает многим зарабатывать на мне деньги, продавая сплетни газетам. Я прямо находка для шпиона».

Именно за свое жизнелюбие и невероятный шарм Хэтэуэй иногда злиться на себя. «Когда я начинаю новые отношения, мне сложно быть более дружелюбной и открытой, чем обычно, я чувствую некое давление. Но, когда я понимаю, что наконец-то могу быть сама собой и при этом оставаться желанной и сексуальной, ко мне приходит облегчение. Я всегда жду, когда закончится эта пытка», - она на миг умолкает и затем смеется, - «А ведь это совсем неплохо, если у меня что-то пойдет не так с карьерой в кино, я всегда смогу заработать на жизнь рекламой».
На данный момент Хэтэуэй встречается с актером по имени Адам Шулман, с которым познакомилась через друзей. «Между нами сразу проскочила искра, но нам понадобилось время, чтобы начать отношения», - вспоминает Хэтэуэй. «Он думал, что у меня есть бой-френд, а я была уверена, что у него была девушка, поэтому я старалась соблюдать дистанцию, чтобы не выглядеть в его глазах «доступной». Однажды, они выясняют, что оба свободны, и Энн говорит по этому поводу, что «события стали развиваться с бешенной скоростью, но она оставит все как есть».
Хэтэуэй очень радуется, когда он звонит ей, чтобы сообщить о том, что его взяли сниматься в рекламу. Конечно их карьеры сильно отличаются, но она не придает этому значения. А что касается планов на будущее, у Энн Хэтэуэй их уйма. Среди ее целей намерение закончить колледж, продолжить участие в благотворительных программах, поработать с Вуди Алленом, и еще по ее словам «она была бы просто счастлива стать на какое-то время ассистенткой Тильды Свинтон», которая находится в списке самых почитаемых Энн актрис, среди которых Кейт Бланшет, Мэрил Стрип и Эмма Томпсон. Кроме этого, Хэтэуэй не отказалась бы продюсировать свои собственные фильмы, но, видимо, как и в случае с сумочкой от «Birkin», их время еще не пришло. «Моя карьера входит в новую фазу, когда мне придется рассказывать зрителю особые истории, так как мои героини тоже станут специфическими», - говорит Хэтэуэй. «Обычно, людям не очень интересно слушать истории о 30-летних, 40-летних или даже 50-летних женщинах. Конечно, вы скажете, что мне еще далеко даже о 30-ти, но я знаю, что это время наступит для меня довольно скоро».

Энн начала задумываться о будущем благодаря Эмме, девушке, которую она играет в картине «Однажды». Фильм основан на романе Дэвида Ничолса и повествует о том как Эмма и Декстер (Джим Старгесс) обещают друг другу на выпускном из университета видеться каждые десять лет. Когда я позвонил Энни в сентябре, она как раз закончила сниматься и ее впечатления были еще очень свежими и яркими. И я решил спросить ее, какой она видит себя в сорок лет.

«Все что я пережила и все что я представляла, надеюсь, то, что случается, когда вы становитесь старше. Со временем ты как будто созреваешь и начинаешь все принимать, как есть», - «Надеюсь, что ко мне в будущем придет это понимание. Видимо, Хэтэуэй одна из тех актрис, которые проецируют свою личную жизнь на творчество. И как отмечает Шерфиг: «Когда ты снимаешь крупный кадр с Энн Хэтэуэй, ты отчетливо ощущаешь ее связь между ней и фильмом. И ты ловишь себя на том, что говоришь себе, что в ней есть какая-то голливудская старомодность, в ее подходе к работе. Ее лицо, как открытая книга. Когда смотришь, как она работает, то видишь, как кино превращается в искусство прямо на твоих глазах».

Персоны:  Энн Хэтэуэй
Источник: www.vogue.com
Фото: Mario Testino / vogue.com